» » #историяодногоэкспоната ПИОНЕРСКАЯ АТРИБУТИКА: КРАСНЫЙ ГАЛСТУК, ЗНАЧКИ, ГОРН И БАРАБАН

#историяодногоэкспоната ПИОНЕРСКАЯ АТРИБУТИКА: КРАСНЫЙ ГАЛСТУК, ЗНАЧКИ, ГОРН И БАРАБАН

Взвейтесь кострами, синие ночи!
ПИОНЕРСКАЯ АТРИБУТИКА: КРАСНЫЙ ГАЛСТУК, ЗНАЧКИ, ГОРН И БАРАБАН
19 мая, в День рождения пионерской организации СССР, приглашаем вас вспомнить славное прошлое советской пионерии. В фондах музея хранится большая коллекция пионерской атрибутики: красные галстуки, значки, горны, барабаны, отрядные и дружинные знамена. История пионерии Железногорска насчитывает четыре десятка лет, она интересна и многогранна. Наш сегодняшний рассказ – о первых артековцах города. 
Всесоюзный санаторный лагерь «Артек» на южном берегу Крыма был настоящей пионерской республикой. Попасть туда мечтали миллионы девчонок и мальчишек со всей страны. Поэтому в начале 1950-х годов школьники из маленького рабочего поселка в таежной глуши, каким был Железногорск на заре своей истории, и подумать не могли, что кто-то из них может поехать в Артек!
В мае 1952 года в единственную десятилетку Соцгорода – школу №1 (нынешнее здание Детской художественной школы по Школьной, 18) пришла путевка из краевого отдела народного образования. На педсовете в спешном порядке решили, что в Артек следует отправить пионера Володю Соловьева – отличника и старосту 6 «А» класса. На секретную атомную стройку его семья приехала из Свердловска одной из первых, летом 1950-го года. Из четверых детей Соловьевых Володя был самым младшим.
«Почтовый ящик №9» на тот момент только разметили на кварталы. На месте жилой застройки еще шумела тайга с полчищами комаров, было построено два десятка деревянных домов и несколько двухэтажных каменных зданий. Семьи первостроителей в большинстве своем жили в бараках и землянках, а на занятия школьников доставляли крытые брезентом грузовики-«коломбины». И вдруг посреди этой неустроенности и скудного быта школьника отправляют к Черному морю!
 
И ПАРОВОЗ ГУДИТ, И САМОЛЁТ ЛЕТИТ – В АРТЕК, В АРТЕК!
Вот как вспоминает свою артековскую эпопею Владимир Ильич Соловьев, выпускник 91-й школы 1955 года, старший научный сотрудник Центрального научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института (НАМИ):
– 21 мая 1952 года меня внезапно вызвали к директору. Иван Фавствович Кулаков объявил, что за отличную учебу и примерное поведение я премируюсь путевкой во Всесоюзный пионерский лагерь «Артек». Дал наказ собрать гербарий, записывать все события и велел немедленно прислать к нему родителей. 23 мая я уже ехал в поезде.
В Артеке работало пять отдельных лагерей, куда съезжались школьники со всей страны. Верхний лагерь находился в пятистах метрах от моря. Это было вытянутое, по-моему, одноэтажное здание, длинной стороной обращенное к морю. Вдоль стены размещалась крытая застекленная веранда со входом посередине здания. Слева на веранде располагался 1-й отряд из семиклассников, а справа – наш 2-й отряд шестиклашек. В нашем отряде было два детдомовца и еще один мальчик из Суворовского училища. 
Всего отрядов было десять. Нижний лагерь находился на берегу моря. На мысе был лагерь «Суук-су» (девчачий). Еще был 4-й лагерь возле Пушкинской скалы и 5-й лагерь для детей сотрудников Артека. Пионервожатые тоже были приезжими из разных городов и оформлялись на одну или на большее число смен. На каждый отряд приходилось по два вожатых. 
В лагере было интересно. Мы отрядом ходили на гору Аю-Даг по пешеходному серпантину. На самой вершине – Заветный камень, квадратная гранитная площадка размером примерно 2х2 м, которая с одной стороны обрывалась в пропасть. Недалеко от Заветного камня находился Заветный дуб с дуплом – в нем оставляли записки. Еще были походы в Генуэзскую крепость, на Гурзуфское горное озеро, откуда в Артек подавали питьевую воду.
Ездили на экскурсию в Никитский ботанический сад имени Молотова. Разумеется, со знаменем, горном и барабаном. Там я и набрал листьев для гербария. Ходили на экскурсию по пушкинским местам. В восстановленном после войны доме Пушкина располагался санаторий Министерства вооруженных сил, и нас туда не пустили. Так что на Пушкинский кипарис мы смотрели из-за забора.
Помню две артековские песни, которые мы разучили.
Первая: 
Есть местечко в Крыму, отовсюду к нему
Пионеры стремятся гурьбой.
Слева – горы и лес, сверху – купол небес,
А внизу – неумолчный прибой.
Припев: 
Поднятие флага, туман Аю-Дага,
Тебя – наш веселый Артек,
И крымские зори, и Черное море –
Мы вас не забудем вовек!
 
Утро тихо плывет. Утро плавать зовет
Даже тех, кто вчера не умел.
В Черном море вода закипает тогда
От горячих и бронзовых тел.
 
Облака, облака. Вечереет слегка,
Слышен гул пароходов во мгле.
Грусти нет ни о чем. Волейбольным мячом
Скачет радость по нашей земле!
 
И другая песня, которую почти забыл:
Везут, везут ребят. Машины встречные гудят. – Куда везете столько человек? Прохожий смотрит вслед и слышит он в ответ: «В Артек, в Артек!»
Из Омска, из Орла, из пограничного села, со всех концов, лесов, полей и рек и паровоз гудит, и самолёт летит – в Артек, в Артек!
И помнит каждый час любимый Молотов о нас. Как много сделал этот человек! Мы во дворцах живем, и мы всегда поем: «Артек, Артек!»
С дисциплиной в Артеке было строго. В одиночку гулять по лагерю запрещалось: только группой, строем, с вожатым и с песнями. В столовую – строем, на экскурсию – строем. Каждое утро – зарядка. Потом надеваем футболку и галстук и идем на утреннюю линейку. Оттуда строем – в столовую на завтрак. Каждый вечер – общелагерная линейка.
Категорически не разрешалось появляться без маек и без панамок. Особенно доставалось нам за заправку постелей по утрам и после «мертвого часа», который здесь называли Абсолютом: на кровати не должно было быть ни одной морщинки! Купаться тоже запрещалось: за все время в лагере купанье было два раза. Правда, возле моря (разумеется, под присмотром вожатого) разрешалось немного побродить по берегу и половить крабов из-под камней.
В течение смены проводились соревнования между отрядами и общелагерные – по волейболу, шахматам, легкой атлетике: бег, спортивная ходьба, прыжки в длину и высоту. В составе команды нашего отряда участвовал в шахматном турнире – мы заняли первое место. 
В Артеке я занимался в авиамодельном кружке. Мы где-то с неделю клеили из папиросной бумаги воздушный шар диаметром примерно метра полтора. Потом нагрели его дымом от небольшого костра и запустили. Поднялся высоко! Затем взялись строить модель планера, но не закончили: оставили следующей смене...
Дней через десять после начала смены приехали сыновья Маленкова (в то время – второго после Сталина человека) Егор (был постарше) и Андрей. Оба перешли в 8-й класс. Поразило то, что оба были страшно сутулыми. Их разместили на половине 1-го отряда за отдельной занавеской-ширмой. Ну, то, что они вставали, когда хотели, сами постелей не убирали, ложились спать, когда хотели, бродили неизвестно где, ели в отдельной комнате, делали, что вздумается, – говорить не приходится. И, разумеется, мы роптали между собой тишком. Нам была нужна справедливость! Ладно, их отец – государственный человек, но они-то чем лучше нас?
Да, и в Артеке мне отпраздновали День рождения! Правда, немного раньше, потому что поздравляли сразу трех человек. Вечером в столовой вожатые двух отрядов преподнесли каждому по два букета цветов (по букету от отряда) и книги. К чаю принесли большой торт на всю пионерскую братию, а после ужина всем отрядом отправились в кино смотреть «Крейсер «Варяг».
По приезду из Артека в начале сентября 1952 года я сделал в классе краткое сообщение о своих черноморских впечатлениях и показал гербарий из листьев южных растений и деревьев.
 
 В ГОСТЯХ У СКАЗКИ
Весной 1953-го года в Артек отправилась пионерка школы №1 Алла Чемесова. «Инициатором поездки стал директор школы Иван Фавствович, – вспоминала Алла Александровна. – Он отстоял мою кандидатуру, потому что я отлично училась, была дочерью погибшего фронтовика и воспитывалась в многодетной семье. Эта поездка оказалась не только памятной, она определила мою дальнейшую судьбу. Артек сказкой прошелся по всей моей жизни! Там я впервые увидела не только море и пальмы, попробовала мороженое, но и осознала, насколько в Советском Союзе любят детей... 
В Артеке я встретила двух удивительных людей, мужа и жену, педагогов из Ленинграда. Борис Тимофеевич – интеллигент, учитель старой школы, фронтовик, которому врачи порекомендовали сухой климат, преподавал у нас литературу. Ирина, к сожалению, не помню ее отчества, необыкновенно изящная, воспитанная, чудно одевавшаяся, виртуозно владела английским. 
Эта супружеская пара каждый вечер (!) по очереди укладывала нас спать. Он боготворил Пушкина и на ночь рассказывал нам увлекательнейшие истории из жизни великого поэта, наизусть часами читал его стихи, поэмы, прозу. Так я влюбилась в Александра Сергеевича и пронесла это чувство через всю свою жизнь. Она, на сон грядущий, артистично пересказывала нам «Остров сокровищ» Стивенсона на английском, декламировала наизусть Шекспира…
Конечно, же все эти события и встречи для меня, шестиклассницы из сурового сибирского края, стали сильнейшим потрясением. Уезжая из «Артека», я уже твердо знала, что обязательно получу педагогическое образование и стану учителем английского языка».
После окончания школы в 1957 году Алла Александровна Чемесова поступила в пединститут, вернулась в родной город и много лет преподавала иностранный язык в школах Красноярска-26.
Такой Всесоюзная пионерская республика запомнилась первым артековцам Железногорска.
 
Материал подготовила учёный секретарь Музейно-выставочного центра Светлана КОРШУНОВА

Пионерская атрибутика из фондов МВЦ Железногорска: красный галстук, значки, горн и барабан
 
Пионерский горн с вымпелом. Изфондов МВЦ Железногорска

Ну-ка, солнце, ярче брызни!
Золотыми лучами обжигай!
Пионер с секретной атомной стройки п/я 9 Володя Соловьёв в Артеке, июнь 1952 года
 
Поднятие флага, туман Аю-Дага,
Тебя – наш веселый Артек,
И крымские зори, и Черное море –
Мы вас не забудем вовек!
Шестиклассник из «почтового ящика №9» Володя Соловьёв – второй слева, июнь 1952 года
 
Чтобы тело и душа были молоды, закаляйся как сталь! 
Лучшие спортсмены второго отряда. Володя Соловьёв – выше всех! Артек, 1952 год
 
Мы во дворцах живём, и мы всегда поём: «Артек, Артек!» Володя Соловьёв с другом, июнь 1952 года
 
«И помнит каждый час любимый Молотов о нас. Как много сделал этот человек!»
Пионер Всесоюзного санаторного лагеря «Артек» имени В.М.Молотова Володя Соловьёв – парадное фото на фоне памятника советского деятеля, 1952 год
 
Ну, споёмте-ка ребята-бята-бята-бята-бята,
Жили в лагере мы как, как, как!
И на солнце как котята-тята-тята-тята
Грелись эдак, грелись так, так, так!
Пионерский отряд №2 в полном сборе и при полном параде. Артек, 1952 год. Володя Соловьев – третий слева
 
Благодарность Совета дружины пионерлагеря №1 «Артек» пионеру Володе Соловьёву, 5 июня 1952 года
 
 
Как повяжешь галстук – береги его! Он ведь с Красным знаменем цвета одного!
Пионерка Алла Чемесова у знамени дружины. Артек, 1953 год
 
 
Пионервожатые лагеря «Дружба» Управления строительства п/я 9 Валя Савицкая, Алла Чемесова и Зина Скороспелова, 1955 год
 
 
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Закрыть
Администрация MIG26
Администрация MIG26
29 сентября 2017

Приветствуем тебя дорогой гость в нашем чате! smile-09

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Наш чат