» » #онисражалисьзародину Екатерина ШЕХОДАНОВА: «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ЭСКАДРИЛЬЯ!»

#онисражалисьзародину Екатерина ШЕХОДАНОВА: «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ЭСКАДРИЛЬЯ!»

#онисражалисьзародину
Екатерина ШЕХОДАНОВА: «Я ЛЮБЛЮ ТЕБЯ, ЭСКАДРИЛЬЯ!»
#75летПобеды  #Победа75 #железногорск  #территориякультурыросатома
#годпамятииславы
Тема участия железногорцев в Великой Отечественной войне глубока и обширна. Сегодня мы обращаемся к фронтовой биографии ветерана Управления строительства «Сибхимстрой» Екатерины Ивановны Шеходановой. 
На фронт девушка со станции Зыково Красноярской железной дороги ушла неполных двадцати лет. А в двадцать три на груди авиатехника 181-го гвардейского истребительного авиаполка красовались медали «За оборону Сталинграда» и «За боевые заслуги». Позднее к ним добавились медаль «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и орден Отечественной войны II степени.
С Железногорском Екатерина Ивановна связала судьбу в 1951-м, на заре рождения секретной стройки. Начинала бухгалтером Зыковского кирпичного завода, затем четверть венка работала в городе – бухгалтером Управления автотранспорта СХС, затем в отделе снабжения Управления производственно-технологической комплектации – старшим бухгалтером, руководителем группы счетных работников УПТК.
Екатерина Шеходанова всегда была общественницей и после выхода на заслуженный отдых оставалась верна своей активной гражданской позиции. Работала в городском Совете ветеранов войны и труда, встречалась со школьниками и молодежью, с рассказами о войне часто выступала по городскому радио, в газетах и на телевидении. 
Тесные дружеские отношения связывали Екатерину Ивановну и с городским музеем. Она была одной из тех, кто стоял у истоков формирования музейных экспозиций, посвященных фронтовикам и строителям. Ее воспоминания и фотографии, хранящиеся в фондах МВЦ, рассказывают о войне просто и без прикрас.


Гвардии ефрейтор Екатерина Шеходанова – мастер по вооружению 239-го гвардейского истребительного авиаполка 15-й авиадивизии, 4-й Украинский фронт, 1944 год

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ – САМОЛЁТЫ
– Родом я со станции Зыково Красноярского края. Отец там работал на железной дороге. В 1938 году после восьмилетки поступила в Красноярский учебный комбинат подготовки кадров счетных работников, через два года пришла счетоводом в артель «Заготзерно» Советского района. Когда началась война, меня перевели в райдоротдел. А 5 мая 1942 года я получила повестку о призыве в Рабоче-крестьянскую Красную Армию. Было мне тогда девятнадцать с половиной лет.
Призывной пункт был в Березовке, оттуда направили в Красноярск. Приехала на медкомиссию, там знакомые оказались. Спрашивают: «Катя, куда тебя записать?» Да хоть куда, отвечаю. Посмеялись они: «C таким здоровьем a авиацию прямая дорога!» Ну, в авиацию так в авиацию. Нам тогда слишком разбираться некогда было. 
Поступила в ОШМАС – Окружную школу младших авиационных специалистов №52. Там для фронта готовили авиатехников, мотористов, механиков-оружейников, укладчиков парашютов. До середины августа я училась на мастера по вооружению. К осени 1942 года нас, шестерых девчат-рядовых, направили на Калининский фронт.
Приехали в Москву, ждем распределения. Нам говорят: сейчас формируется такая-то часть авиаполка, туда пойдете! А о том, где жить, где расположиться на время – ни слова. И вдруг подходит к нам черноволосая женщина в кожанке и говорит: «Пойдемте, девчонки! У нас тут общежитие есть, я вас поселю».  Мы пригляделись и обомлели. Это же Валентина Гризодубова, легендарная летчица, герой страны! Она же перед войной с Мариной Расковой и Полиной Осипенко в Америку летала через Северный полюс! 
Два дня пожили мы в общежитии. A на третий – новое сообщение: наши отступают. Полк, к которому нас приписали, уже далеко, нужно догонять ближайшую часть и присоединяться. И мы догоняли – где на машинах, где пешком. В дождь, в грязь, в холод… Наконец, прибыли в 239-й истребительный авиаполк. Комполка Курочкин посмотрел на нас – уставших, замерзших и сказал: «Забираем всех!»

У ВОЙНЫ НЕ ЖЕНСКОЕ ЛИЦО
– Я попала во вторую эскадрилью, приняла на попечение три самолета: Як-5, Як-3 и «Лавочкина» – Ла-5. Бои на Калининском фронте шли тяжелые, лётный состав совершал по 6-7 вылетов в день. Авиатехники тоже отдыха не знали. Перед каждым вылетом ленты нужно было заправить в два пулемета, пушку центральную зарядить. Ящики со снарядами поднести-унести. Вместо аэродрома была приспособленная площадка. Жить негде – только брошенные фашистами землянки без дверей. Летчики умудрялись взлетать и садиться на угол квадрата, вокруг которого стоял лес. Мы с девчонками ходили чумазые такие, руки в масле – думали, не отмоем никогда.  Ребята-летчики еще посмеивались: на таких наглядишься, жениться не захочется! 
После освобождения Торжка дивизию перебросили под Сталинград. Вот где был настоящий ад! Аэродром на берегу Волги ежедневно бомбили по полсотни вражеских самолетов. А наши летчики по восемь раз в сутки поднимались в воздух. Многие с боевого задания так и не возвращались. Сколько слез было по ним пролито...
В мае 1943 года за участие в освобождении Сталинграда наш 239-й полк был переименован в гвардейский Сталинградский Краснознаменный истребительный полк, а личному составу были вручены ордена и медали «За оборону Сталинграда». К этому времени мы уже воевали на Северо-Кавказском фронте.  Освобождали Кубань – Краснодар, Ростовскую область.
В августе 1944-го нас преобразовали в 181-й гвардейский истребительный авиационный полк. В составе 1-го и 4-го Украинского фронтов воевали в Польше – за города Краков, Катовице, Ченстохов, в Чехословакии – за Моравску Остраву и Берегово. Прошли Венгрию, войну закончили в местечке Максвельдау на юге Германии. 
В БОЙ ИДУТ ОДНИ «СТАРИКИ»
– Мы жили одной семьей. Провожали ребят на задание и встречали.  Кто не вернулся, по тому все вместе горевали. Летчики нам свой шоколад положенный отдавали, а мы им – папиросы. 
Вот все говорят: с пилотами, поди, романы случались. Какие романы? Некогда было абсолютно! Да и внешний вид какой у нас был? Это потом мы научились и гимнастерочки в талию, и юбки откуда-то подоставали. А поначалу нам сапоги выдали 41-го размера да брюки огромные. К тому же, воздушные асы – люди хоть и отважные, но больно ненадежные. Им нужны небо, простор. И не просто женщины, а королевы красоты! У нас вон Вера Самусенко вышла замуж за Героя Советского Союза Виктора Дудниченко – так разошлись после войны. Летчики – они ж такие…
Много раз смотрела фильм «В бой идут одни «старики». Один в один про нашу эскадрилью! Все комсомолками были, a как твой вылет, обязательно украдкой самолет перекрестишь, чтобы живой вернулся. Помню, улетел мой Иван Лавроненко – и с концами. Как я переживала! Все думала, что сама виновата. Замешкалась что-то и не перекрестила. А потом привозят его, раненого, через полмесяца – оказалось, вынужденная посадка, госпиталь. Господи, сколько радости было! Только он все равно потом погиб – лихой был, рисковый...
Одно в этом фильме не по-нашему было: молодых ребят в полку служило совсем немного. В основном, воевали летчики 30-40 лет. То есть молодые-то приходили, но погибали быстро. Смотришь, улетел, а назад не вернулся.
Я до сих пор помню, как мы по звуку отличали, какой из немецких самолетов летит – «юнкерс», «фоккер» или «мессер». Свои-то и подавно издалека узнавали. Помню, как вдвоем-втроем закатывали самолеты в капониры, а на полосу выталкивали чуть ли не всей эскадрильей – узко, неудобно, все же временно делалось, не навсегда.
Не забыть, как танцы редкие устраивали под гармошку – у нас техник был такой хороший, баян из рук не выпускал. Как Лидия Русланова пела для нас на концерте свои знаменитые «Валенки». Война была частью нашей жизни – как о ней не вспоминать? Жизнь нужно принимать такой, какая есть...

ОБНИМАЯ НЕБО
– В августе 1945-го я в звании старшего сержанта демобилизовалась из армии, а в октябре поступила на работу в Красноярский порт Норильского комбината. В 1951-м году Управление строительства п/я 9 приступило к строительству Зыковского кирпичного завода, и меня пригласили туда бухгалтером. Уже через год наш завод дал первую продукцию для строящегося города. Из зыковского кирпича возводились первые дома будущего Красноярска-26 и кинотеатр «Спартак»... В Сибхимстрое я проработала 27 лет, до самого выхода на пенсию.
В 1970-е годы в Москве был создан Совет ветеранов 15-й гвардейской авиационной дивизии, в которую входил наш 181-й истребительный авиаполк. Председателем Совета единогласно избрали командира дивизии Ивана Алексеевича Лакеева, Героя Советского Союза, генерал-майора. Под его руководством организовывались встречи однополчан – в Москве, Омске, Иваново-Франковске, Волгограде, Киеве, Ленинграде. Я не пропустила ни одной.
Когда выносили знамена полков, у всех присутствующих на глазах выступали слезы. А наш комдив Лакеев говорил: «Боевые мои товарищи! Всех вас обнять не могу, но я обнимаю знамена, которые вы с честью пронесли до самого Берлина». И каждый из нас в тот момент снова чувствовал себя частью воздушного братства, верность которому мы хранили всю жизнь...
Материал подготовила учёный секретарь МВЦ Светлана КОРШУНОВА.
Подписи к фотографиям

Девчата-авиатехники 181-го гвардейского истребительного авиационного полка, 1944 год. Катя Шеходанова – первая слева.


Командир 239-го истребительного авиаполка Алексей Курочкин (в фуражке), слева от него – Герой Советского Союза Георгий Кузьмин, уроженец Красноярского края, 1942 год. Фото с сайта ava.org.ru


Катя Шеходанова с боевой подругой, Германия, Максвальдау, 1945 год

Прославленные асы 239-го гвардейского Сталинградского Краснознаменного истребительного полка Виктор Дудниченко и Иван Лавроненко у самолета Ла-5Ф, 1943 год. Фото с сайта ava.org.ru 

Ветеран труда Управления строительства «Сибхимстрой» Екатерина Ивановна Шеходанова, 1988 год

Равнение на знамя! Встреча однополчан 15-й гвардейской авиационной дивизии, 1980-е годы
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Закрыть
Администрация MIG26
Администрация MIG26
29 сентября 2017

Приветствуем тебя дорогой гость в нашем чате! smile-09

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Наш чат