» » #онисражалисьзародину #годпамятииславы Христина ШУМКОВА: Небо. Самолёт. Девушка

#онисражалисьзародину #годпамятииславы Христина ШУМКОВА: Небо. Самолёт. Девушка

ОНИ СРАЖАЛИСЬ ЗА РОДИНУ
Христина ШУМКОВА: Небо. Самолёт. Девушка
#75летПобеды#Победа75#железногорск#территориякультурыросатома
#годпамятииславы#онисражалисьзародину

Мы продолжаем рассказ о железногорцах, внесших неоценимый вклад в победу над фашизмом. 

В 1943 году имя Христины Шумковой прогремело на всю страну. Совсем еще юная 21-летняя девушка из села Лопатино Берёзовского района Красноярского края сдала 121 тысячу рублей из личных сбережений своей семьи на покупку самолёта для фронта.
Средства в Фонд обороны Красной Армии во время Великой Отечественной войны вносили многие красноярцы, но именно Христина Шумкова стала символом движения «Тыл – фронту» в нашем крае. Её фото с героем войны, легендарным лётчиком-истребителем Николаем Соболевым у самолёта «Красноярский комсомолец» было опубликовано во всех советских газетах.
Этот удивительный по своей энергетике снимок притягивает взгляд и сегодня. На обложке книги «Красноярск-Берлин: 1941-1945», выпущенной в 2015 году к 65-летию Победы, всё так же светло и радостно улыбаются друг другу гвардии подполковник Соболев и комсомолка Шумкова...
Для рожденного после войны Железногорска этот подвиг значим еще и потому, что большую часть своей трудовой биографии Христина Спиридоновна Шумкова, в замужестве Чанчикова, посвятила закрытому городу. На секретную стройку, в «почтовый ящик №9» она приехала в декабре 1952-го. Начинала у строителей – заведовала столовой в полку Озиранского. 
Затем перешла в шахту и приняла руководство столовой №3. Работы по созданию подземных объектов Горно-химического комбината велись день и ночь, так что и в пунктах питания в недрах «Горы» жизнь кипела круглосуточно. Когда поджимали сроки сдачи объекта, обеды и ужины рабочим доставляли прямо на места. Тяжелые корзины с провизией девчонки из столовой вместе со своей заведующей носили по досочкам, над горными выработками – аж голова кружилась! За ударный труд на ответственном участке Христину Спиридоновну делегировали в Москву, на Всесоюзный съезд работников общественного питания.
В общепите Управления рабочего снабжения ГХК она проработает три десятка лет. Будет заведовать пятнадцатой столовой «Заря», потом рестораном «Байкал». Здесь же, в Красноярске-26, повстречает свою судьбу – мужа Александра Лаврентьевича Чанчикова, вырастит дочку Галю, а потом двоих внуков. 
О ней писали в газетах, рассказывали по радио, приводили в пример на пионерских сборах и комсомольских собраниях. Но она оставалась такой же скромной и работящей, какой была в ту памятную осень 1942-го, когда приняла решение помочь фронту.
Героическим поступком в ее случае стал труд, тяжелый, крестьянский, обыденный, помноженный на искреннее желание быть вместе с теми, кто воевал.

КРЫЛЬЯ РОДИНЫ
Историческая фотография на Красноярском аэродроме была сделана в мае 1943-го. На деньги, собранные жителями края, были закуплены десять новеньких истребителей Р-39 «Аэрокобра», что прибыли в Красноярск из США. 
Передать их решили 21 Краснознамённому гвардейскому авиаполку под командованием опытнейшего лётчика, участника войны в Испании, финской войны, кавалера пяти боевых орденов гвардии подполковника Николая Григорьевича Соболева. Этот полк с конца марта 1943 года проходил переобучение в Красноярске.
В актах передачи самолётов от 6 мая 1943 года значится: «21 Краснознамённому гвардейскому авиаполку переданы самолёты «Аэрокобра», приобретённые на средства трудящихся Красноярского края:
– № 25023, 29263, 29286 с наименованием «Красноярский рабочий»,
– № 29268,29545,29302,29274 с наименованием «Красноярский колхозник»,
– № 29285,29300,29295 с наименованием «Красноярский комсомолец». 
Один из трех истребителей «Красноярский комсомолец» был именным. На его борту красовалась надпись: «Приобретён на средства колхозницы Шумковой К.С. для гвардии подполковника Соболева Н.Г.»
В память о той встрече Христина Чанчикова всю жизнь хранила у себя несколько фотографий, вырезки из газет и письма, что нескончаемым потоком шли к ней со всей страны. Её трудовой и гражданский подвиг Родина отметила медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.». 
Христина Спиридоновна ушла из жизни в 2005-м, в 84 года, в своем родном Лопатино. А буквально за год до того в разговоре с журналистом Светланой Мочинской она в мельчайших подробностях вспомнила, как всё случилось – словно и не было этих шестидесяти прошедших лет...

ВСЁ ДЛЯ ФРОНТА, ВСЁ ДЛЯ ПОБЕДЫ!
– Родилась я в 1921 году в деревне Лопатино. После пяти классов начальной средней школы в Берёзовке пошла учиться на годичные курсы счетоводов в Емельяново. Начинала помощником счетовода в лопатинском колхозе «Гудок». Заведовала столовой для партактива в Берёзовском СПО, в 1936 году была премирована отрезом на блузу за хорошую работу. В 1939-м вступила в ряды ВЛКСМ и вскоре была назначена помощником начальника политотдела по комсомолу Березовской МТС. Войну встретила на посту второго секретаря Советского райкома комсомола.
Как-то секретарь райкома Ксения Ивановна Кузнецова спрашивает: «Газеты читаешь?». – «Читаю». – «Что вычитала?» – «Пишут, что многие оказывают помощь фронту. Вот колхозник Ферапонт Головатый внёс большую сумму на два самолёта...» – «А кто бы у нас мог?» – «Давайте я попробую. Только с родителями нужно посоветоваться».
Тут же дали мне лошадь, и я на ночь глядя поехала в свое родное село Лопатино, километров за восемнадцать от Березовки. Было это поздней осенью 1942 года.
Приехала к отцу: так и так. Нужно для фронта собрать деньги – 120 тысяч. Сможем?
В тот год был хороший урожай – и зерна, и картошки. Отец даже выкопал дополнительный погреб. Скотину держали – корову, свиней. Мясо по тем временам дорого стоило, одна корова 70 тысяч. У меня было тоже свое хозяйство.
Отец, Спиридон Николаевич – он в нашем Лопатинском колхозе «Гудок» работал механиком на молотилке, потом конюшил, подумал-подумал и сказал:
– Ладно, дочка, решила, так сдавай!
А ведь в семье кроме меня еще было двое младших детей…
Как получила я ответ, так тут же, ночью, и поехала назад. В райкоме меня уже ждали. Обещали помочь с машинами, чтобы везти собранное на базар.
Скотину продали в Березовке, там уже было много эвакуированных. Хлеб и картошку увезли в Красноярск, на рынок. Деньги складывали в мешок – сумма-то немалая, а потом повезли сдавать в банк. Когда посчитали, оказалось, что восьмисот рублей до 121 тысячи не хватает... Тогда один из райкомовских занял мне денег. Потом, чтобы вернуть долг, матери пришлось продать свою новую шаль.
Было и по-другому. Узнав, что наша семья сдает скот и картошку, председатель колхоза и еще одна женщина тоже решили собрать деньги, но за ними никто не приехал, машины вовремя не забрали собранное, и все померзло. Всю картошку пришлось отдать на корм скоту. А чтобы выручить заявленную сумму денег, недостающий урожай взяли из колхозного фонда. По деревне сразу пошли неодобрительные разговоры. Все же понимали, что к чему…
Спустя какое-то время пригласили меня в краевой комитет партии. В кабинете первого секретаря товарищ из ЦК разговаривал по телефону со Сталиным. Иосиф Виссарионович спросил его: а что хочет девушка купить для фронта на эти деньги? И я ответила: самолёт…
Потом от имени Сталина пришла телеграмма: «Примите мой привет и благодарность Красной Армии, товарищ Шумкова, за Вашу заботу о воздушных силах Красной Армии. Ваше желание будет исполнено».
Самолёт я увидела весной 1943-го, на аэродроме в Красноярске. На торжественную отправку собирали меня всем миром. Ведь после того, как всё сдали, осталась я в одной телогрейке и валенках, а на сырость – в резиновых сапогах. Нашли шапочку-кубанку да черную плюшевую жакетку. Это в них я стою на памятной фотографии. В Красноярске хотели подобрать какую-никакую обувь, но на складах Крайпотребсоюза ничего не нашлось. Это потом, позже, специально для меня на обувной фабрике изготовили туфли – мягкие, удобные…
Самолётов было несколько, все построены на средства рабочих и колхозных коллективов. Мой с надписью «Красноярский комсомолец» лично принимал гвардии подполковник из дивизии Покрышкина Николай Соболев.
Потом они отбыли на фронт, воевали, а мы работали. Про самолёт написали в газетах – в «Правде», в «Комсомолке». Мне стали писать со всей страны. Письма слали мешками – теплые, трогательные такие. Писали солдаты с фронта и гражданские, благодарили, звали в гости. Я сначала отвечала, а потом перестала – некогда было. Много писем забрали в редакцию газеты «Красноярский рабочий». 
Потом, после войны, писал мне и сын того самого Ферапонта Петровича Головатова, собравшего средства два истребителя, и фотографию присылал. Много после войны, в 1981 году, ко мне приезжал корреспондент газеты «Правда», и опять люди писали мне письма…
А в 1945-м, как война кончилась, весь экипаж во главе с Соболевым прилетел в Красноярск, чтобы повидаться со мной. Было начало июня, помню, ранетка еще так пышно цвела. Направили их в Березовку, а потом в Лопатино. Мы накрыли столы, вся деревня их встречала, все радовались и плакали – ведь сколько лопатинцев погибло на фронте, вернулось искалеченными… Мы с ними потом долго переписывались, особенно с их механиком Залмансоном. Такое у нас вышло знакомство – на всю жизнь.
Году в 1950-м или 1951-м, не помню точно, я тогда на железной дороге уже работала, брали мы ссуду и не смогли рассчитаться в срок. Через какое-то время мне говорят: так Вы же, Кристина Спиридоновна, фронту в войну здорово помогли, давайте, и Вам помогут с возвратом! Я отказалась. Мы, говорю, уже справились, ничего не надо…

ОТКРЫТОЕ НЕБО
В конце июня 1943 г. восемь именных самолётов авиаэскадрильи «Красноярский комсомолец» в составе полка убыла из Красноярска на фронт. После переучивания и получения новых истребителей в Красноярске лётчики полка сбили 208 вражеских самолётов.
Когда мы вернулись, – вспоминал гвардии полковник Николай Григорьевич Соболев, – меня назначили заместителем командира дивизии, и я больше находился на командных пунктах, с радиостанцией, командовал с земли воздушными схватками. На истребителе Христины Шумковой летал время от времени, но два вражеских самолёта на нём всё-таки сбил – один над Днепром, второй над Львовом. Потом уехал на учебу в военно-воздушную академию, так что с ноября 1944 года и до конца войны «Красноярский комсомолец» пилотировал лётчик Носов. 
21-й гвардейский Черкасский Краснознамённый ордена Кутузова 3-й степени авиационный полк воевал в небе за освобождение Украины, Молдавии, Польши и закончил войну на территории Германии. 
Материал подготовила учёный секретарь МВЦ Железногорска Светлана КОРШУНОВА

«Мне сверху видно всё, ты так и знай!» Гвардии полковник Николай Соболев принимает самолёт от Христины Шумковой. Май 1943 года, Красноярск.

Эскадрилья боевых самолётов, построенная на средства трудящихся Красноярского края, 1943 год

На покупку американского истребителя Р-39 «Аэрокобра» семья Христины Шумковой сдала в Фонд обороны 121 тысячу рублей, заработанную тяжелым крестьянским трудом.

Экипаж машины боевой под командованием лётчика Соболева в сибирском селе Лопатино, июнь 1945 года. Героев фронта встречают герои труда – комсомолка Христина Шумкова и председатель колхоза «Гудок» Осипова.

Ветеран трудового фронта Христина Спиридоновна Чанчикова с комсоргом 16-го гвардейского истребительного авиаполка Виктором Фёдоровичем Коротковым в музее боевой славы завода «Сибтяжмаш», 1994 год.

Историческое фото на обложке книги «Красноярск-Берлин. 1941-1945», изданной к 65-летию Победы.
Добавить комментарий

Оставить комментарий

Закрыть
Администрация MIG26
Администрация MIG26
29 сентября 2017

Приветствуем тебя дорогой гость в нашем чате! smile-09

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Наш чат