» » #историяодногоэкспоната Бритвенные принадлежности Никиты Сергеевича Хрущёва

#историяодногоэкспоната Бритвенные принадлежности Никиты Сергеевича Хрущёва

#территориякультурыросатома
#историяодногоэкспоната
#ЗАТОмузей
Бритвенные принадлежности Никиты Сергеевича Хрущёва


Помазок и чашка для мыльной пены принадлежали Председателю Совета министров СССР, Первому секретарю ЦК КПСС Н.С.Хрущёву. Этими приборами для бритья он пользовался в гостинице ГХК во время своего приезда в Красноярск-26 в 1959 году. Через три с половиной десятка лет, в 1994-м, заведующая гостиницей комбината Мария Степановна Лапытько, принимавшая тогда высокого гостя, передала раритеты в музей истории города.
Свидетельств пребывания Никиты Хрущева в Железногорске немного: пара фотографий, несколько воспоминаний очевидцев и автограф в оперативном журнале на щите управления атомного реактора АД. Причиной тому – обстановка секретности, в которой проходил визит первого лица Советского государства в закрытый город. 
В Красноярск-26 Н.С.Хрущев впервые приехал 9 октября 1959 года (был и второй визит – в марте 1962-го). Он пробыл в городе около суток, хотя обычно государственные деятели старались не исчезать из поля зрения мировой общественности и СМИ более чем на 10-12 часов – чтобы не вызывать слухов и кривотолков.
Главной целью высокого гостя было знакомство с уникальными производственными объектами, созданными в скальном массиве. На Горно-химическом комбинате уже год работал первый реактор АД и велись работы по созданию второго – АДЭ-1. 
Вот как описывает встречу с Н.С.Хрущевым ветеран ГХК, Почетный гражданин Железногорска Павел Морозов: «Гостей в первую очередь повели осмотреть щит управления. Я как старший инженер реактора сидел за пультом, рядом со мной – инженер Юрий Савин. Хрущев поздоровался со всеми за руку и сел между нами. Все пояснения давал заместитель главного инженера завода А.И.Солодовников. А я сижу и смотрю на Хрущева – ведь мне впервые в жизни довелось находиться рядом с руководителем государства! Мне показалось, что за внешней обаятельностью и хорошим настроением его гложет внутренняя забота. Да это и неудивительно: только-только произошла первая ссора с Мао Цзе-Дуном...
Никита Сергеевич спросил: «А как вы будете действовать, если возникнет аварийная ситуация?» Мы быстро смоделировали: появился световой сигнал, взвыла сирена... А когда Хрущев стал прощаться, к нему неожиданно обратился Юрий Иванович Савин: «Никита Сергеевич! У нас к Вам большая просьба...» Выдержал паузу секунд в 15 (в это время все застыли) и закончил: «Просим Вас расписаться на память в журнале ведения процесса!» Коллективный вздох облегчения, улыбки до ушей, каждый предлагает свою ручку... Хрущев расписался, пожал всем руки и вышел». Журнал с автографом Н.С.Хрущева и сегодня хранится в архиве Горно-химического комбината.
А директор гидрометаллургического завода ГХК Валентин Муравьев вспоминал, что чуть не получил инфаркт, когда при осмотре камеры строящегося АДЭ-1 на помост, предназначенный только для Хрущева, вышли и его сопровождающие. Если бы доски не выдержали, то вся делегация полетела бы вниз с двадцатиметровой высоты – прямо на «пятак» реактора.
Грандиозный объем горных выработок руководителя страны Советов поразил и огорчил одновременно. Как писал его сын и биограф Сергей Хрущев, «Послевоенное подземное строительство требовало немало денег. По смете все строительство оценили в шесть миллиардов рублей. К 1959 году «освоили» половину, три миллиарда. Теперь отец как рачительный хозяин решил разобраться, куда «закапывают» государственные ресурсы. Весь этот титанический труд представлялся отцу сизифовым. Огромные ресурсы закапывались в землю без всякой пользы для страны. Он понимал, что затраты на сооружение подземного завода никогда не окупятся...»
Эта цитата вполне объясняет решение Хрущева снять работникам комбината надбавки к зарплате – с аргументом, что условия труда здесь не хуже, чем в московском метро. И она же проливает свет на другой – судьбоносный – хрущевский вердикт. 
В 1959 году в горных выработках, по соседству с объектами комбината, начались работы по строительству «Площадки-2» завода «Красмаш» по производству ракет. Однако Никита Сергеевич скептически отозвался о возможности сборки ракет под землей – главным образом, из-за дороговизны проекта: один квадратный метр производственных площадей в шахте стоил примерно в 10 раз дороже, чем на поверхности.
После этого основные производственные мощности предприятия по созданию ракетной техники построили на поверхности, а в «горе» оборудовали только цех гироскопов. Вскоре филиал ОКБ-1 Сергея Королева был переориентирован на производство спутников военного и гражданского назначения. Так решение Н.С.Хрущева круто изменило судьбу крупнейшего предприятия космической отрасли страны – ныне АО «Информационные спутниковые системы» имени академика М.Ф.Решетнева.

На фото – участники встречи с Н.С.Хрущёвым в Железногорске 9 октября 1959 года у здания гостиницы ГХК по улице Горького, 36.
1 ряд, слева направо: 2-й секретарь горкома КПСС Красноярска-26 А.Я. Балакчин, председатель КГБ СССР А.Н.Шелепин, 1-й секретарь ГК КПСС А.А.Дёжин, 1-й секретарь Красноярского краевого комитета КПСС А.А.Кокарев, Н.С.Хрущёв. 2 ряд: начальник Управления строительства «Сибхимстрой» П.Т.Штефан, генерал-директор Горного Управления Н.М.Эсакия, директор ГХК А.Р.Белов.


На фото -  автограф Н.С.Хрущева в оперативном журнале цехе №4 ГМЗ ГХК



На фото: заведующая гостиницей ГХК М.С.Лапытько, сохранившая личные вещи Н.С.Хрущёва, с мужем, полковником УВСЧ В.М. Диким.


Добавить комментарий

Оставить комментарий

Закрыть
Администрация MIG26
Администрация MIG26
29 сентября 2017

Приветствуем тебя дорогой гость в нашем чате! smile-09

Только зарегистрированные посетители могут писать в чате.
Наш чат